Latest Posts
Skip to main content
Print Friendly, PDF & Email

Созданный как альтернатива китайской инициативе «Один пояс и один путь» (BRI), проект «Большой семерки»(G7) «Построим лучший мир» (B3W) не сможет стать серьезным конкурентом устоявшейся китайской стратегии развития инфраструктуры без значительной финансовой поддержки со стороны США. Если президент Байден не выделит серьезные средства, этот проект может так и остаться грандиозной идеей.

Элисон Вестервельт, 17 Января 2022

Во время саммита G7 в июне 2021 года президент США Джо Байден и другие страны-члены G7 объявили о новом инфраструктурном плане, известном как инициатива Build Back Better World (B3W). Согласно официальному заявлению США, целью B3W является создание «ценностно-ориентированного, высокостандартного и прозрачного инфраструктурного партнерства под руководством ведущих демократических стран, чтобы помочь сократить разрыв в развитии инфраструктуры развитых и развивающихся стран, который составляет более 40 триллионов долларов».

Хотя проект B3W явно задумывался как альтернатива китайской инициативе «Один Пояс и Один Путь», созданной в 2013 году, многие сомневаются, что он сможет конкурировать с финансовой мощью BRI. В информационном бюллетене, опубликованном Белым домом, объясняется, что частный капитал будет привлечен для решения проблемы нехватки инфраструктуры в странах с низким и средним уровнем дохода, но конкретных цифр не приводится, и остается неясным, в какой степени другие партнеры будут сотрудничать в финансировании B3W. На данный момент кредит в размере 150 миллионов долларов США был предоставлен эквадорскому банку Banco de la Produción от Финансовой корпорации развития США в интересах женщин-предпринимателей и малых и средних предприятий. Ранее этой осенью делегация США провела ознакомительное турне, посетив Эквадор, Колумбию, Панаму и Сенегал, чтобы понять региональные потребности в инфраструктуре и оптимизировать потенциальные проекты, реализуемые в рамках инициативы B3W.

В то время как проект B3W является новым, и многие его детали еще не проработаны, BRI — это уже хорошо отлаженный инфраструктурный проект с финансовой поддержкой Азиатского банка инфраструктурных инвестиций (AIIB), Банка развития Китая, Фонда Шелкового пути и многих других организаций. «Один Пояс и Один Путь» вырос до многотриллионного проекта, который финансирует инфраструктурные проекты в Африке, Азии, Латинской Америке и Европе.

Несмотря на такую конкретную финансовую поддержку, оценить, сколько денег было инвестировано в BRI, довольно сложно. Пекин намеренно никогда не определял, что представляет собой проект инициативы «Один Пояс и Один Путь», и не публиковал полный список китайских компаний, участвующих в проектах BRI. В результате такой неопределенности заинтересованные группы со всего Китая, включая частные предприятия, местные органы власти, государственные корпорации, университеты, благотворительные организации и НПО, заявляют, что их проекты подпадают под зонтик инициативы BRI, не имея никаких доказательств официальной поддержки со стороны Пекина.

Поскольку доступны лишь приблизительные оценки китайских инвестиций в «Один Пояс и Один Путь», мы можем лишь предполагать о реальных масштабах проекта. По данным Центра стратегических и международных исследований, наиболее распространенные оценки составляют от 1 трлн до 8 трлн долларов, хотя BRI, скорее всего, попадает в нижний диапазон этого спектра. Американский институт предпринимательства собрал данные о китайских глобальных инвестициях с 2005 года и сообщает, что в период с 2014 по 2018 год Китай инвестировал в страны, участвующие в BRI, около 190 млрд долларов, при этом еще 388 млрд долларов было вложено в строительные контракты. Центр политики глобального развития Бостонского университета сообщает, что крупные политические банки Китая инвестировали 462 млрд долларов в глобальное развитие в период с 2008 по 2019 год.

Текущие тенденции иностранных инвестиций партнеров по G7 указывают на то, что B3W может составить финансовую конкуренцию BRI. Согласно данным о торговле и инвестициях, собранным правительством Австралии, Соединенные Штаты являются крупнейшим иностранным инвестором с более чем 8 триллионами долларов прямых внешних иностранных инвестиций в 2020 году, в то время как Китай инвестировал почти 2,5 триллиона долларов. Например, США были крупнейшим иностранным инвестором в АСЕАН, согласно Отчету об инвестициях АСЕАН за 2020-2021 годы, инвестировав 34,6 млрд долларов в 2019 году и 34,7 млрд долларов в 2020 году. Для сравнения, Китай инвестировал 12,9 млрд в 2019 году и 12 млрд в 2020 году.

Проявляя аналогичную склонность к инвестированию в зарубежные проекты развития, Европейский союз является крупнейшим партнером и источником финансовой помощи Африки в целях развития. По словам Джозефа Боррелла, верховного представителя Европейского союза по иностранным делам и политике безопасности, ЕС распределил 414 млрд евро в виде грантов в период с 2013 по 2018 год. В отличие от ЕС, который предоставляет помощь в целях развития, инвестиции Китая в Африку в размере 434 млрд евро в рамках BRI являются кредитами.

Обязательство по Устойчивому Развитию

В отличие от BRI, США и их партнеры обязались поддерживать строгие стандарты в области прав человека и охраны окружающей среды при формализации гибкой и экономически эффективной стратегии. B3W будет следовать стандартам, установленным «Сетью голубых точек» — инициативой США, Японии и Австралии по обеспечению соответствия проектов развития инфраструктуры надежным критериям качества, связанным с защитой климата, борьбой с коррупцией и социальной интеграцией. «Сеть голубых точек» была запущена отчасти для того, чтобы помочь решить климатический кризис и продвинуть цели Парижских климатических соглашений.

Обвинения в коррупции постоянно преследуют «Один Пояс и Один Путь». Премьер-министр Малайзии Махатхир Мохамад заявил в 2018 году, что инфраструктурные сделки Малайзии с Китаем на сумму 20 млрд долларов были «несправедливыми» и оставили Малайзию «в долгу» перед Китаем. Некоторые эксперты утверждают, что Китай использует BRI для предоставления чрезмерных кредитов как часть «дипломатии долговых ловушек», что делает заемщиков зависимыми от интересов Пекина.

Несмотря на эти потенциально негативные социальные и экологические последствия BRI, B3W будет трудно конкурировать с узнаваемостью бренда инициативы «Один Пояс и Один Путь». В дипломатических поездках высокого уровня Китая почти всегда упоминается сотрудничество в рамках BRI, а для китайских компаний и государственных предприятий существуют четкие стимулы для работы в рамках инициативы. Хотя Соединенные Штаты и Европейский союз являются крупными инвесторами в области развития, международная осведомленность об этом факте отсутствует.

В отличие от BRI, который находится в полном управлении Китая, B3W с участием семи национальных правительств будет непросто создать такую же слаженную политику. Более важным будет то, смогут ли США и их партнеры по G7 представить четкий план с подробным описанием того, как будет финансироваться B3W. В противном случае, Б3В может так и остаться грандиозной идеей.

Фото: Президент США Джо Байден и премьер-министр Великобритании Борис Джонсон встречаются перед началом саммита лидеров «Большой семерки» в Карбис-Бей, Корнуолл, Великобритания, 10 июня 2021 года. © IMAGO / UPI Photo
Cookie Consent with Real Cookie Banner