Latest Posts
Skip to main content
Print Friendly, PDF & Email

Профессор Герхард Манготт дал эксклюзивное интервью iGlobenews, в котором обсудил текущую войну между Россией и Украиной, возможность ядерной эскалации, глобальные последствия санкций США/ЕС, НАТО и то, какие цели преследует президент Путин. Может ли нейтралитет стать решением для прочного мира?

16 марта профессор Герхард Манготт дал iGlobenews эксклюзивное интервью о текущей ситуации в Украине. Профессор Манготт является всемирно известным ученым и экспертом по вопросам России, Украины, контроля над вооружениями и их распространения, а также энергетической безопасности Европейского Союза в нефтяном и газовом секторах.

iGlobenews: Боевые действия в Украине продолжаются третью неделю. Россия и Украина намерены продолжать переговоры. До сих пор каждая из сторон не хотела уступать ни пяди земли. Сегодня министр иностранных дел Лавров заявил, что Россия готова пойти на определённые компромиссы. Аналогичный сигнал поступил и из Украины. Президент Зеленский заявил, что Украина не будет вступать в НАТО. Позиции каждой из сторон, возможно, стремятся в сторону смягчения. Ранее Россия настаивала на демилитаризации Украины, признании Крыма и Донбасса, и установлении нейтрального статуса Украины. В свою очередь, Украина потребовала полного вывода всех российских войск и прекращения российской военной операции.

Вы уже говорили, что если Украина политически не капитулирует, Россия будет продолжать военную операцию до полной военной капитуляции Украины. По Вашему мнению, можно ли положить конец этому конфликту и, если да, то является ли нейтральный статус Украины решением этого кризиса между Россией и Украиной? Становятся ли обе стороны более гибкими?

Профессор Манготт: Вчера и сегодня [15 и 16 марта] были позитивные заявления Лаврова и украинской стороны, но, с другой стороны, сам Владимир Путин заявил, что Украина не воспринимает переговоры серьезно. Так что у нас есть некоторые противоречия с информацией от российской стороны, и трудно сказать, о чем на самом деле ведутся переговоры между украинской и российской делегациями. Вы указали российские требования, Вы указали украинские требования- эти требования очень далеки друг от друга. Сближение позиций по компромиссному решению не выглядит очень вероятным.

Я не думаю, что Россия сейчас находится в таком положении, когда она хочет пойти на компромисс по своим требованиям — может быть, по вопросу Крыма. Возможно, Россия не будет просить или требовать, чтобы Украина признала Крым и Севастополь частью России, потому что это мало что изменит для российской стороны. Западные страны все равно не признают, что Крым является частью России. Но по двум другим вопросам — нейтралитет Украины в демилитаризованном виде и признание сепаратистских республик на Донбассе — это не подлежит обсуждению для России. Если бы она пошла на такие уступки, был бы задан вопрос о том, чем было вызвано решение о начале войны? Чего на самом деле добилась Россия, начав эту войну?

Проблема с украинской стороны заключается в том, собирается ли Зеленский принять нейтралитет в качестве нового статуса безопасности Украины. Он все еще требует гарантий безопасности для такого нового статуса. Конечно, он не говорит о гарантиях безопасности от Российской Федерации — мы знаем, что они не стоят и бумаги, на которой написаны — он будет требовать гарантий безопасности от западных стран, особенно от США, Великобритании, Франции и Германии. В каком-то смысле это легко выполнимая задача, но это не так. Если он действительно настаивает на твердых гарантиях безопасности, независимости и территориальной целостности со стороны этих стран для Украины, это означало бы, что он попросит о принятии обязательства по коллективной обороне по статье 5 НАТО. Он фактически получит то, что он получил бы, будучи членом альянса НАТО, и я не уверен, что западные страны готовы взять на себя такое обязательство, а если и возьмут, то вряд ли выполнят его в случае нового нападения на Украину.

Наконец, если Зеленский примет нейтралитет, нет уверенности в том, что он внедрит это решение в Украине — получит ли он поддержку большинства политической элиты страны? Он может поставить под угрозу свое положение как президента, если зайдет слишком далеко в компромиссе с российской стороной.

iGlobenews: Многие страны Западной Европы, долгое время сохранявшие нейтралитет, включая Австрию, имеют тесные связи с НАТО, например, партнерство с НАТО. По вашему мнению, примет ли Россия подобное партнерство, если Украина станет нейтральной страной?

Профессор Манготт: Нет, определенно нет. Любое сотрудничество с НАТО, военное сотрудничество в плане обучения, консультаций, вооружения и совместных военных учений будет неприемлемо для российской стороны. Если они согласятся на это после начатой войны, то она окажется бессмысленной для России. Нейтральное государство означает, что суверенитет Украины ограничен, как и ее внешнеполитическая роль. Украина будет обязана проводить благожелательную внешнюю политику по отношению к России. Любое сотрудничество с НАТО будет исключено, если российские требования будут выполнены. В настоящее время российская сторона пытается добиться политической капитуляции украинского правительства. Если они этого не добьются, то есть Зеленский не примет требования, которые Россия сейчас выдвинула, война будет продолжаться. Она будет ожесточенной, с новыми атаками на гражданскую инфраструктуру с целью добиться военной капитуляции украинских вооруженных сил и правительства.

iGlobenews: В 1998 году Джордж Кеннан заметил, что расширение НАТО на восток является «трагической ошибкой». Тем не менее, НАТО продолжала расширяться до границ России. Россия постоянно ссылалась на принцип неделимости безопасности и на то, как США/НАТО не учитывают интересы безопасности России. Если бы США/НАТО воспринимали интересы безопасности Российской Федерации более серьезно, можно ли было бы избежать войны в Украине? С учетом мудрости ретроспективы, почему дипломатия в отношении кризиса между Россией и Украиной потерпела неудачу?

Профессор Манготт: На самом деле, обещание членства в НАТО для Украины и Грузии, данное на саммите НАТО в Бухаресте в апреле 2008 года, было ужасной ошибкой. Это определенно пересекло красные линии, определенные Владимиром Путиным еще в 2007 году, когда он выступал на Мюнхенской конференции по безопасности. Конечно, с тех пор у Украины не было возможности вступить в НАТО. У нее даже нет плана действий, который привел бы к членству в НАТО. Приглашение Украины в организацию не рассматривалось, поскольку некоторые страны Европейского Союза, в частности Франция и Германия, выступают против членства Украины в НАТО. Так что на самом деле угроза членства Украины в НАТО не стоит на повестке дня ни в настоящее время, ни в обозримом будущем.

Почему Россия подняла этот вопрос? Россия или руководство Путина переопределило свою красную линию в отношении Украины осенью 2021 года. Ранее красной линией было отказ от членства Украины в НАТО. Новая красная линия — это отказ от военного сотрудничества между НАТО и Украиной, которое значительно активизировалось за последние годы.

Могли ли переговоры предотвратить войну, сказать трудно. Но я согласен, что, вероятно, Запад не был достаточно гибким, недостаточно творческим в переговорах с российской стороной в конце декабря 2021 года и в январе и начале февраля этого года. За что я критикую Запад, так это за то, что он не попытался выяснить, был ли бы согласованный нейтральный статус Украины достаточным для России и мог бы он предотвратить эту войну. Потому что, как я считаю, правительство США было очень уверено, что Путин начнет эту войну — они ожидали этой войны — и в то же время США и страны НАТО заявили, что они не будут поддерживать Украину в военном плане и не направит своих солдат в Украину, чтобы помочь им бороться против российских захватчиков. И в-третьих, почти каждый военный эксперт говорил, что Украина в конечном итоге проиграет эту войну. Поэтому в последние недели и месяцы было ясно, что Украина станет жертвой российской агрессии — все этого ожидали.

В то же время НАТО отстаивала свободу выбора того, какие страны могут вступить в альянс, и защищала свой принцип «открытых дверей», который означает, что любая страна может вступить в альянс, при условии соответствия критериям организации. Было ясно, что НАТО не примет Украину в свои ряды в течение следующих 10-15 лет. Запад решил защищать абстрактный принцип, политику открытых дверей и свободу альянса, в то время как они ожидали, что Украина станет жертвой. Все это время Запад открыто говорил о том, что они не будут поддерживать Украину (в военном отношении) и не думают о принятии Украины в свои ряды.

«Так что мы могли попытаться, мы должны были попытаться — нет никакой гарантии, что это предотвратило бы войну, но мы даже не попытались». 

Я утверждал, что во время переговоров Запад должен был говорить с российской стороной о нейтральном статусе Украины, который, конечно, в то время Украина полностью отвергла. Но, возможно, Украине пришлось бы навязать нейтральный статус. Нет уверенности, что Путин принял бы это, был бы удовлетворен этим. Мы не знаем. Возможно, он с самого начала планировал эту войну. Если бы западная сторона открыто говорила с российской стороной о нейтральном статусе, мы бы сейчас знали, удовлетворил ли бы этот компромисс российскую сторону или Россия в любом случае нацелилась бы на Украину. Российская агрессия связана не только со статусом Украины как потенциального члена НАТО, но и является частью исторической ревизионистской политики Владимира Путина и его сторонников, направленной на возвращение Украины в орбиту Российской Федерации.

Так что мы могли попытаться, мы должны были попытаться — нет никакой гарантии, что это предотвратило бы войну, но мы даже не попытались.

iGlobenews: Президент Зеленский добивается от США/НАТО введения бесполетной зоны над Украиной. Это фактически означало бы расширение войны и прямое противостояние между США/НАТО и Россией. США и большинство союзников по НАТО отказались сделать это, но некоторые страны ЕС, такие как Польша и страны Балтии, серьезно рассматривают такую возможность. Эстония выступила в поддержку бесполетной зоны. Если в будущем США/НАТО изменят свою позицию по бесполетной зоне, столкнется ли мир с Третьей мировой войной?

Профессор Манготт: На первый взгляд, бесполетная зона может быть легко установлена над Украиной. Но для этого НАТО должно войти в воздушное пространство Украины и затем не допустить, чтобы российские самолеты использовали это воздушное пространство. В конечном итоге, НАТО должно быть готово сбивать российские самолеты военной силой. Это начнет прямую конфронтацию между НАТО и Россией, и ни Россия, ни НАТО не смогут контролировать эскалацию в случае возникновения такого конфликта. И это вполне может включать ядерную эскалацию с российской стороны.

«Прямая конфронтация между НАТО и Россией … может … перерасти в глобальную термоядерную войну, что будет означать конец всех нас.» Большинство западных военных экспертов утверждают, что концепция эскалации для деэскалации является частью российской военной доктрины, что означает, что если России грозит поражение в обычной войне, она готова применить субстратегическое тактическое ядерное оружие, чтобы остановить обычную войну.
Если такое представление о содержании российской военной доктрины верно, то прямая конфронтация между НАТО и Россией будет включать угрозу ядерной эскалации. Совершенно непонятно, можно ли будет контролировать такую ситуацию или она перерастет в тотальную термоядерную глобальную войну, которая будет означать конец всех нас.
Бесполетный режим, поддерживаемый восточноевропейскими государствами-членами, является крайне безответственным и очень рискованным. Его не следует устанавливать, и я не думаю, что НАТО примет это решение, даже если война будет продолжаться в течение следующих недель и месяцев. Это будет красная линия, которую многие члены НАТО не хотят пересекать, и это хорошо.

«Мы должны переосмыслить эту политику поставок оружия… потому что поставки оружия только продлят войну и приведут к дополнительным жертвам, но не предотвратят военное поражение украинской стороны». Поставки оружия Украине – это разумная политика, если, и это большой вопрос, западные военные эксперты окажутся правы, когда утверждают, что с дополнительным вооружением от Запада Украина, возможно, помешает России выиграть войну и, вероятно, выдержит российскую агрессию. Если это верно, то поставки оружия — очень хороший шаг. Но если они ошибаются, и большинство военных экспертов правы, когда утверждают, что в конечном итоге Россия выиграет войну против Украины, тогда нам следует пересмотреть эту политику поставок оружия. Потому что поставки оружия только продлят войну и приведут к дополнительным жертвам, но не предотвратят военное поражение украинской стороны.

iGlobenews: Вчера премьер-министры Чешской Республики, Польши и Словении отправилась в Киев в знак поддержки Украины. Изменит ли это позицию США в отношении бесполетной зоны?

Профессор Манготт: Вовсе нет. Это не будет иметь никакого влияния. На самом деле, многие страны Европейского Союза не только скептически отнеслись к этой поездке в Киев этих трех премьер-министров, но и раздражены, потому что это оказывает давление на другие европейские правительства, чтобы они сделали то же самое. Если поляки, чехи и словенцы готовы и достаточно смелы, чтобы поехать в Киев, в то время как Киев подвергается военному нападению, то это должны сделать и другие европейские премьер-министры или президенты, а многие из них не любят, когда их заставляют или оказывают на них давление, чтобы они сделали то же самое, что и восточноевропейцы. Однако это никоим образом не изменит позицию крупных западных держав внутри НАТО.

Экстренный саммит НАТО 24 марта с вероятным участием Джо Байдена не приведет к пересмотру решения не устанавливать бесполетную зону и, скорее всего, не приведет к пересмотру позиции США о том, что страны НАТО не должны передавать свои военные самолеты Украине для улучшения ее воздушного боевого потенциала против военно-воздушных сил России. Это очень рискованно, потому что российская сторона не знает, будут ли польские МиГи, переданные Украине, пилотировать украинские или польские пилоты. Если польские пилоты будут управлять самолетами, это будет прямым вмешательством в военную конфронтацию со стороны Польши. Многие эксперты утверждают, что такая поставка военных самолетов не имеет большого значения для Украины. Украина не использует свои военно-воздушные силы в текущем конфликте, и наличие большего количества самолетов, возможно, не изменит эту стратегию отказа от использования военно-воздушных сил.

iGlobenews: Война в Украине причиняет гражданскому населению беспрецедентную боль, страдания и смерть. Многие гражданские объекты подвергаются ударам. Миллионы людей бежали и продолжают бежать из зоны боевых действий. Как это часто бывает, Европа, и особенно европейские страны, граничащие с Украиной, несут бремя этого разворачивающегося гуманитарного кризиса. По вашему мнению, должны ли США делать больше для поддержки ЕС в решении этой острой проблемы?

«Я считаю, что США должны открыть свои границы для украинских беженцев.” Профессор Манготт: Я считаю, что США должны открыть свои границы для украинских беженцев. Бремя для ЕС будет слишком велико, если он останется один на один с этой проблемой. Ожидается, что в ближайшие месяцы до 10 миллионов украинцев покинут свою страну. Страны ЕС, особенно соседи Украины- Польша, Словакия, Молдова и Венгрия, итак испытывают большое давление и нагрузку. Беженцев придется перераспределить по всему Европейскому Союзу. США должны быть готовы принять значительное количество украинских беженцев, в отличие от того, что они сделали в случае с Сирией, когда многие сирийские беженцы приехали в Европу, а США закрыли свои границы. На этот раз все должно быть иначе, учитывая сильное политическое и военное участие США в этом кризисе.

iGlobenews: ЕС пострадал от санкций против России гораздо сильнее, чем США, но стоимость энергоносителей продолжает расти во всем мире. Министр финансов Австрии Магнус Бруннер заявил, что текущая цель Европейской комиссии по замещению двух третей импорта российского газа в 2022 году достойна восхищения, но не является реалистичной. По вашему мнению, являются ли эти энергетические цели ЕС реалистичными? И если да, то как они могут быть достигнуты?

Профессор Манготт: Если ЕС решит покупать меньше нефти у российской стороны, это будет преодолимо, поскольку нефть является глобально торгуемым товаром. ЕС может диверсифицировать свой импорт нефти и получать больше ресурсов от других производителей. Но если такие крупные производители, как Саудовская Аравия, Иран или Ирак, не увеличат производство, или, в случае Ирана, им не будет позволено увеличить производство, тогда эта нефть, которую ЕС будет получать из альтернативных источников, не будут доступна для других потребителей. Таким образом, это повлечет за собой энергетический кризис для других стран, которые получали бы нефть, необходимую Европейскому Союзу.

Я согласен с министром финансов Австрии в том, что цель избавиться от двух третей поставок газа в ЕС замечательна, но это невозможно. Конечно, можно диверсифицировать поставки газа из России. На самом деле,  Европейская Комиссия предприняла немало попыток за последние 15 лет, но возможности все равно ограничены. Что можно сделать, так это увеличить импорт СПГ (Сжиженный природный газ). За последние три месяца при очень низком потоке российского газа на европейский рынок импорт СПГ уже увеличился из Катара, Нигерии, Омана и особенно из США. Но это привело к тому, что 25 СПГ-терминалов в странах ЕС работают на 90% мощности. Если ЕС уменьшит объем закупок газа у России, то просто не останется мощностей для обработки большего объема импорта СПГ из других стран. Таким образом, этот вариант сильно ограничен. Получить больше газа по трубопроводу не так-то просто. Норвегия добывает газ в огромных масштабах, и норвежский премьер-министр заявил, что в обозримом будущем они не смогут добывать больше. Норвежский газ никак не может заменить часть поставок российского газа. Газ из Северной Африки, Алжира и Ливии также не доступен в больших объемах. Эти страны нуждаются в добываемом ими газе для внутреннего потребления. Азербайджан мог бы в увеличить свою добычу и поставки в ЕС, но здесь речь идет лишь о 5-10 миллиардах кубометров. Диверсификация в сторону от российского газа — это сложная задача, долгосрочная задача. Это заявление об отказе от двух третей поставок российского газа к концу этого года иллюзорно, можно сказать, что это просто пропаганда. В реальности оно не будет реализовано.

ЕС также придется увеличить добычу газа на месторождении Гронинген в Нидерландах, чтобы иметь больше собственного газа ЕС. Им придется увеличить консолидацию энергии, и  увеличить производство энергии атомными электростанциями и электростанциями, работающими на угле — которые уже постепенно выводятся из эксплуатации — они снова должны будут начать производить тепло и электроэнергию. Это означает, что усилия ЕС по декарбонизации будут серьезно подорваны тем, что придется блокировать поставки российского газа в Европу.

iGlobenews: Означает ли это, что «Зеленый курс ЕС” находится под угрозой? И будет ли СВПД (Совместный всеобъемлющий план действий) важным элементом в этой головоломке, особенно после того, как переговоры были приостановлены?

Профессор Манготт: «Зеленый курс» не может быть реализован в том виде, в котором он был определен в первоначальном плане. В чрезвычайной энергетической ситуации ЕС просто не может не использовать больше угольных электростанций и больше СПГ, получаемого в результате гидравлического разрыва пласта. Особенно американский СПГ имеет негативный экологический след. Так что да, «Зеленый курс» будет подорван, но это произойдет, если ЕС решит отказаться от российских поставок энергоносителей- не только нефти, газа, но и угля.

Если Запад или ЕС уменьшат или откажутся от импорт нефти из России, то было бы хорошо, если бы другие страны начали производить больше нефти. В первую очередь это касается Саудовской Аравии, у которой много свободных мощностей. Иранское производство также является проблемой. Если СВПД будет продлен и санкции, связанные с ядерной программой, включая нефтяное эмбарго в отношении Ирана, будут сняты, то Иран сможет поставлять больше нефти на международный рынок. Однако даже если Иран будет производить на максимально возможном уровне, это тоже не заменит всю российскую нефть, которая больше не будет экспортироваться на европейский рынок.

iGlobenews: Западные СМИ заявили, что Путин не достиг своих целей в Украине так быстро, как он думал, и что российские вооруженные силы слабы и неэффективны. Тем не менее, в официальных заявлениях России говорится, что все идет по плану. Какое из этих утверждений, по вашему мнению, является верным?

Профессор Манготт: Мы должны напомнить себе, что мы находимся в состоянии информационной войны. Совершенно понятно, почему украинское правительство публикует информацию о большом числе погибших россиян, и совершенно понятно, что США и другие западные страны утверждают, что российские вооруженные силы слишком слабы, чтобы установить контроль над Украиной. Это часть информационной войны, в которую вовлечена и российская сторона. Когда Песков, пресс-секретарь Путина, вчера заявил, что «все идет по плану», это не обязательно означает, что так оно и есть. Это определенно не так, потому что мы знаем о первоначальной военной стратегии российской стороны, и командующий российской национальной гвардией публично заявил, что все идет не по плану. Он обладает глубокими знаниями о военной операции. Если он выходит в интернет с сообщением, что не все идет по первоначальному плану, то он прав. Заявление Пескова об обратном не заслуживает доверия и является частью российской пропаганды.

«Нам нужно напомнить себе, что мы находимся в состоянии информационный войны.» Таким образом, действительно, российская сторона, скорее всего, ожидала, что ей будет легко подавить Украину и получить контроль над Украиной, но это не означает, что российская сторона не способна сделать это и не готова сделать все необходимое в военном плане для достижения капитуляции, в случае если украинское правительство не будет готово и не захочет принять политические требования России.

iGlobenews: Получает ли президент Путин полную информацию о реальной ситуации на местах, и каких целей хочет достичь президент Путин в Украине?

Профессор Манготт: Трудно сказать. У нас нет никакой информации о внутреннем круге российского руководства, но справедливо предположить, что Путин не получает всей информации об этой войне. В последние годы он решил фактически взаимодействовать только с очень небольшой группой людей, включая секретаря Совета Безопасности Николая Патрушева, главу Службы Внутренней Безопасности (ФСБ) Александра Бортникова и министра обороны Сергея Шойгу. В эту группу также входит Юрий Ковальчук — банкир, владеющий банком «Россия». Он является близким другом Владимира Путина и разделяет представления Путина об Украине как части русского мира. Так что, скорее всего, этот небольшой круг людей предоставляет Путину только выборочную информацию.

Как и в случае с любым авторитарным режимом, мы можем предположить, что люди, работающие на Президиум, не желают оспаривать то, что говорит Путин, и не доносят до президента плохие новости. Я думаю, что Путин находится в определенном информационном пространстве, которое не дает ему полную картину того, какова реальность на местах, что очень рискованно. Это отсутствие полной информации я также считаю одной из причин, почему Путин, несмотря на все издержки для России, решил начать это наземное вторжение.

Политическими целями являются нейтральная демилитаризованная Украина, признание Крыма и Севастополя российскими, и, наконец, признание Донецкой и Луганской Народных Республик не в тех границах, которые контролируют сепаратисты, а на гораздо большей территории, составляющей Донецкую и Луганскую области в государственном устройстве Украины.

iGlobenews: Если Путин потерпит неудачу в достижении этих целей в Украине, будет ли под угрозой его положение как президента Российской Федерации?

Профессор Манготт: Путин должен добиться демилитаризованного нейтралитета Украины. Демилитаризация не обязательно должна означать, что украинцы должны полностью разоружиться или распустить свои вооруженные силы. Это также может означать, что Украина согласится с тем, что определенные системы вооружений не должны быть размещены на украинской территории. Численность украинских вооруженных сил будет ограничена на определенном уровне. Но если Путин не добьется демилитаризованного нейтралитета, тогда, конечно, возникает вопрос: зачем он начал эту войну, если он не получит больше, чем имел до войны?

Я не думаю, что Путин может пойти на компромисс по этому требованию. Он также не может пойти на компромисс в вопросе признания независимости республик Донбасса. Если он это сделает, это будет крупным военным и политическим поражением Владимира Путина, которое подорвет его позиции не столько среди российского населения, сколько среди органов безопасности и военного истеблишмента Российской Федерации. В этом случае будет задан вопрос : зачем брать на себя все издержки экономических санкций, все потери и гибель людей с Российской стороны в этой войне? Сейчас Россия столкнулась с украинским населением, которое ненавидит Россию — почти все украинское население ненавидит Россию. Для чего была эта война? Я не могу представить себе сценарий, при котором российская сторона откажется от этих требований, за исключением очень негативного выступления российской стороны в ближайшие недели и месяцы в войне на территории Украины. Если Россия потерпит военную неудачу, ей придется искать компромисс. Если она не сможет навязать Украине военную капитуляцию, ей понадобится сделка с украинским правительством. Это будет крупное поражение Владимира Путина, фиаско во внешней политике.

iGlobenews: Каково влияние санкций, введенных ЕС и США против России? Изменит ли Россия свою стратегию и прекратит ли военные операции из-за последствий этих санкций?

«Я не думаю, что даже дальнейшие санкции, такие как нефтегазовое эмбарго или полное торговое эмбарго, изменят позицию Владимира Путина.”

Профессор Манготт: Я так не думаю. Сдерживающий потенциал западных санкций имеет нулевую сдерживающую способность. Несмотря на угрозу санкций, Путин все равно решил пойти на наземное вторжение. По моей информации, полученной из российских источников, российское руководство было весьма удивлено очень ранним шагом по исключению нескольких российских банков из SWIFT. Они также были удивлены тем, что Центральный банк России попал под санкции на очень ранней стадии. Они ожидали, что в обоих случаях правительство Германии заблокирует или, по крайней мере, отложит этот шаг. Так что в этом отношении они были застигнуты врасплох, но не в отношении всего пакета санкций. Они не недооценили, как некоторые сейчас утверждают, готовность западных государств к решительному ответу, и не ожидали большой разрозненности Запада в отношении санкций. Они были полностью осведомлены о большинстве санкций. Но все же российское руководство решило, что для России санкции приемлемы с точки зрения политических и военных выгод, которые они могли бы получить в результате этой военной агрессии.

Окажется ли этот расчет неверным — вопрос, который очень серьезно обсуждается за пределами, а также внутри России, но я не думаю, что даже дальнейшие санкции, такие как нефтегазовое эмбарго или полное торговое эмбарго, изменят позицию Владимира Путина. Потому что это будет означать, что он, наконец, действительно склонится перед давлением Запада, потерпит поражение под его давлением, а этого Путин не примет. Его не учили проигрывать войну.

Whether this calculation will be proven wrong is a question debated very seriously by Russia watchers and also inside Russia, but I do not think that even further sanctions like an oil and gas embargo or a full trade embargo would change the position of Vladimir Putin. Because that would mean that he finally actually bows to western pressure, he gets defeated by western pressure, which is something Putin will not accept. He has not been trained to lose a war.

iGlobenews: США оказывают давление на Китай, требуя ввести санкции против России. Китай отказался это сделать. Будет ли Китай продолжать сохранять свою экономическую и военную позицию в отношении России? Какие последствия имеет конфликт в Украине для Китая и Тайваня?

Профессор Манготт: Ну, Китай еще до начала войны в определенной степени занял сторону России в общей декларации Си и Путина в начале февраля. Китай согласился с тем, что опасения России по поводу безопасности являются законными, и он также попросил НАТО не расширяться дальше. Так что в этом отношении Китай встал на сторону России еще до начала войны. Китай также не голосовал против России в Совете Безопасности ООН и Генеральной Ассамблее ООН, а предпочел воздержаться.

Но Китаю сейчас трудно, потому что у них тесные экономические отношения и с Россией, и с Украиной, а их основной принцип внешней политики — суверенитет стран и их территориальная целостность не должны нарушаться. Поэтому российская агрессия поставила Китай в сложное положение. Ожидания, что Китай может стать посредником в конфликте, не совсем ошибочны, но я не очень убежден, что так и будет.

Я убежден, что российские надежды на то, что Китай придет на помощь России, пытаясь смягчить воздействие западных санкций, несколько иллюзорны. Да, Китай поможет, как он это сделал после введения санкций против России в 2014 году. Но США ясно дали понять Китаю: если они обойдут санкции и будут помогать России экономически и финансово, это повлечет за собой серьезные последствия. США введут санкции против китайских компаний. Если это произойдет и  будут введены санкции и против России, и против Китая, мировая экономика серьезно ослабнет или даже впадет к рецессию.

Я думаю, что Китай пока что является победителем в этом конфликте по двум причинам. Во-первых, Россия сейчас почти полностью зависит от Китая. Она де-факто является младшим партнером в отношениях между Россией и Китаем. А во-вторых, США, вопреки их позиции, придется гораздо больше сосредоточиться на европейском континенте. Они должны стать окончательным гарантом европейской безопасности, что будет означать, что США придется направить гораздо больше войск в Европу, особенно в восточноевропейские страны НАТО. Это окажется сильным финансовым обязательством для США по обеспечению европейской безопасности. США не смогут сосредоточиться исключительно на вызове со стороны Китая в Азии. Так что в этом отношении Китай — победитель.

Что касается Тайваня, то я не думаю, что китайская агрессия против Тайваня теперь гораздо более вероятна. Напротив, Китай стал свидетелем того, что Запад готов сделать с Россией. И, конечно, Китай также тесно связан с мировой экономикой и мировыми финансовыми рынками, поэтому он также уязвим для западных санкций. В случае агрессии против Тайваня западные санкции будут определенно наложены. Кроме того, в отличие от Украины, где нет прямого военного участия Запада в военном конфликте, в случае с Тайванем мы имеем эту стратегическую двусмысленность со стороны США — встанут ли они на защиту Тайваня? П последние годы это становится все более понятным. Становится ясно, что США выступят на стороне Тайваня в случае военного конфликта с Китаем, если не Тайвань спровоцировал этот военный конфликт. Поэтому я думаю, что агрессия против Тайваня менее вероятна, чем в последние годы, несмотря на то, что Си хочет, чтобы в учебниках истории он значился как тот, кто воссоединил китайские земли. Я не думаю, что мы увидим агрессию против Тайваня в ближайшие годы.

Picture: Prof. Gerhard Mangott ©

Другие интервью, которые могут вас заинтересовать

Interview With Professor Gerhard Mangott: EU-Russian Security And Energy Relations 2021

WordPress Cookie Notice by Real Cookie Banner